Упорно создавая нежный взгляд на Эда Вуда

Тим Бертон никогда не снимал второсортных фильмов. Эдвард Д. Вуд младший (1924-1978) – режиссер многих фильмов 50-х годов, таких как «План 9 из открытого космоса», «Невеста атома» и «Гленн или Гленда» никогда не снимал хитов.

Если говорить прямо, то его фильмы были настолько «качественными», что вскоре Эдвард получил дурную славу, именно за низкое качество его работ. Однако Бертон остается при своём, и настаивает, на том, что Вуд – его родственная душа. К тому же, если смотреть объективно, то его проект, в отличие от других, претерпел множество изменений со стороны студии, прежде чем прийти к своей премьере.

Это не слова классика, это портрет маниакального американского оптимизма 50-х годов прошлого века, с его звездой под названием «Эдварда руки-ножницы» и Джонни Деппом в главной роли.

«Всё дело в том, что ты берешься работать в паре с человеком – которого все считают худшим режиссером, и к тому же трансвеститом. Одного этого, пожалуй, уже достаточно, чтобы получить все насмешки в мире. Стоит сказать, что студия порой заставляла меня думать о том, что я делаю худшее кино, из всех снятых по сей день», - говорит Бертон. Он сидит по-турецки, на роскошном диване отеля, в своей фирменной одежде черного цвета, за исключением темно-синей рубашки, которая смотрится просто изумительно.

«Мне доводилось смотреть »План 9» в детстве, в то время когда Вуд был признан худшим режиссером, и я бы не сказал, что это плохой фильм, мне он понравился. Существует множество фильмов второсортного качества, и если кто-то получает ярлык худшего режиссера, это значит – что он особенный, как ни крути. Из этих фильмов, я почерпнул кое-что для себя.

Талант его был вторичен, но не в нём дело, в этом и других его фильмах было что-то поэтическое. Он никогда не возводил в ранг техническую сторону, провода, аппаратуру, ужасные декорации, все это не могло отвлечь его от повествования истории. У Эдварда прослеживается причудливая слаженность всех его фильмов и всех людей, которые его окружали, такого не встретишь ни в одном голливудском хите. Позже мне довелось почитать его письма, и даже в них виден некий оптимизм, и самоотречение, что мне, безусловно, симпатизирует.

В его страсти и извращенном оптимизме есть что-то особенное, даже в людях из его команды, это его главный аспект – попытка сделать то, что понравилось бы всем, но далеко не каждый это увидел и оценил, но я это заметил, и, безусловно, оценил по достоинству. Что ещё мне нравится в его образе? Пожалуй, больше всего именно неверное восприятие его самого, и его идей другими людьми, ради которых он и творил. Мне всегда нравилась такое».

Первым вдохновением Тима был Винсент Прайс - старая звезда фильмов ужасов, он стал темой для его первой короткометражки, а также последующего фильма «Беседы с Винсентом», который Бертон описал как свободное документальное кино.

Прайс также сыграл в «Эдварде руки-ножницы». В компании Вуда, среди его любимчиков числились: Бела Лугоши – которая на закате славы явила миру последствия алкогольной и морфиевой зависимости, но тем не менее была замечательным профессионалом в своём деле, и привносила изюминку в серые будни Вуда, а также тупой круглолицый экс-борец Тор Джонсон (Джордж Стил), изящная Вампира (Лиза Мари), надменный Бани Брекинридж (Бил Мюррей) и производящий большое впечатление лже-предсказатель Крисвелл (Джеффри Джонс).

«Я запомнил этих странных людей еще, будучи ребенком» - говорит Бертон. «Мимо них нельзя было просто так пройти мимо, они были чем-то вроде «Великолепной семерки». Всё они существовали в параллельной вселенной, неподвластной обычным людям. Вуд и Бела вели себя так, будто бы они являлись членами чокнутой королевской семьи. Все их манеры и поступки, были куда выше и значимей, чем это видели другие люди – это буквально очаровывало меня.

Оператор Вуда, также работал и с Орсоном Уэллсом, Вуд был без ума от этого. Он постоянно сравнивал себя с ним, потому нам пришлось включить в фильм сцену, где Эд встречается с Уэллсом в баре. Это нельзя назвать прямой биографией, хотя на воспоминания вполне тянет. Мне посчастливилось поговорить с некоторыми людьми из той компании, и знаете, все их истории, разительно отличаются от предыдущих. Мало того, их рассказы противоречат тому, что было сказано ранее, то есть настоящей истории. Вот так господа, выводы делайте сами».

Ландау и Лугоши

Мартин Ландау – сыгравший роль Лугоши, смотрел многие фильмы венгерского актера, который оставил свой отпечаток, в памяти людей создав своё великое произведение под названием «Драккула». Более всего, Ландау впечатлило чувство собственного достоинства Лугоши, так он нам поведал в своём интервью. Из всех собранных видеоматериалов, его, больше всего потряс новостной ролик, снятый в наркологическом диспансере. В этом ролике, Лугоши, шел, словно по тонкой линии, улыбался, пожимал руки, кланялся как настоящий аристократ и благодарил весь персонал больницы.

Депп согласен с тем, что изюминка фильма заключается в отношениях между Вудом и Лугошей. Он подметил, что именно Вуд, дал безразличному всем Лугоши, вторую жизнь, наняв его к себе. К тому же, он укрепил свои позиции этим поступком.

«Для Вуда было очень важно видеть Лугоши и декламировать его слова – ведь он был одним из его героев. Его глаза были огромными, но никто в мире этого не замечал – никто, кроме него и Белы. В них виднелось совершенство», - говорит Депп. После ареста полицией и последующих публикаций новостей и фотографии из отеля, где он распотрошил диван, Депп понял, что теперь он втянут в круговорот событий.

Он, может и хотел бы оставить этот случай в прошлом, сказав в оправдание несколько слов, но, к сожалению, не может этого сделать. «Мысль о том, что актер напал на диван, это та мысль, которая может стать большой новостью, равной по значимости новостям на первой полосе о возможном военном вторжении на Гаити, в ходе которого множество военных и мирных жителей могут лишиться своих жизней. Я не вижу границ, а их возведение считаю глупостью». Единственное, что признаёт Депп, это то, что, по его мнению, он видит связь Вуда и событий, произошедших в 90-х годах, а именно сексуальных выборах. По его мнению, трансвеститы Вуда воспринимаются прозаично.

Депп в женском

«Этот парень может прийти домой с работы и не задумываясь надеть туфли на каблуках, женский свитер, юбку или парик. Для него в этом нет ничего необычного – это так же естественно как для кого-то пропустить после трудового дня стаканчик скотча в близлежащем баре. Он может просто сидеть во всем этом и отдыхать. За пару месяцев до начала съемок я попросил костюмера дать мне что-нибудь, в чем я мог бы ходить по дому – туфли на каблуках, юбки, свитера и прочие шмотки. Так я смог почувствовать, каково быть одетым как женщина.

К началу съёмок я уже так натренировался – что мог бегать во всем этом. Мы снимали на Голливудском Бульваре, а свободное время проводили вместе с этими здоровенными брутальными рабочими – техническим персоналом. Стоишь рядом с такими, разговариваешь, куришь сигарету – это просто вынос мозга. Мне нравилось это, так здорово и к тому же весело. Ты смотришь на них, видишь что им не по себе, они начинают нервничать и пытаться что-то сделать, сами того не понимая, зачем.

Что говорить об этих ребятах, многим людям не комфортно находиться рядом с трансвеститом, которого они считают гомосексуальным. Но ещё больший дискомфорт, нежели этот, доставляет людям гетеросексуальный мужчина, разодетый как женщина. Но проходит немного времени и тебя принимают – ещё парочка парней надевают парики и начинают дурачиться. Однажды я решил наведаться в бар, не переодеваясь, прям так, в женском. Я выпивал, курил сигарету, и по мне ну никак нельзя было сказать – что я женщина, но людям на это было абсолютно наплевать, они молчали, наверное, потому что дело было в Голливуде».

Депп считает, что эту работу выделяют, прежде всего, взаимоотношения между людьми в тот период. «Тогда было столько оптимизма, он был нескончаем – сейчас этого так не хватает. Люди носили пальто и шляпы, а это кое-что значит для меня. Никому не было все равно, страну окутывал энтузиазм. Всё что происходило, было важным для людей, это можно сказать – время святой невинности. Эдда что-то двигало вперед, одни скажут, что это были личные амбиции, но я уверен, что это была неудержимая тяга делать фильмы. Он мог воспользоваться только тем, что было доступно всем людям, и он делал из этого, наилучшие образы из всего того что было представлено на тот момент. Самое сложное во время съемок, это то, что тебя буквально душат различные запахи, кислорода почти не остается».

Бертон подчеркивает, что уникальность намерений, которые притягивали к Вуду, заключались в том, что он проникался каждым актером. Это и было причиной их заботливого отношения, к этому человеку. Его жизнь изменила встреча с будущей женой, а ныне вдовой Кети (в фильме исполнила роль Патриции Аркетт).

«Они встретились во время съёмок в Голливуде. Она просто стояла на остановке и ждала автобус, который задерживался, тогда она решила заглянуть на съёмочную площадку неподалеку. Самое восхитительное в этой истории, это то, что Кети приняла его таким, – каков он есть на самом деле. Это такая редкость в нашей безумной жизни. Для меня это основа, того почему наш фильм ничего и никого не осуждает. Я был, тронул, когда встретился с ней вживую. В ней таилась такая грусть. Она была влюблена в него, предана как самой себе.

После того как Вуд покинул нас, она стала верной вдовой, и больше никогда не выходила замуж. Кети часто говорит о нём, до сих пор в её голосе ощущается нежность. Это так необычно, красиво и очень трогательно, что буквально западает в твою память», заканчивает Тим.

На правах рекламы:

• За малые деньги сертификат сейсмостойкости предлагаем всем желающим.