Некоторые цитаты Джонни о Тиме

Как - то Джонни Деппу задали вопрос, кем для него является Тим Бертон. На это Джонни ответил мгновенно и не задумываясь: " Это самый красивый урод на свете".

Для того чтобы быть таким прекрасным режиссером, как Тим Бертон, нужно обладать таким же устойчивым, сложившимся мировоззрением. Он должен быть открытым настолько, чтобы доверять актеру, позволить ему использовать свой собственный потенциал и собственные идеи. Такого эффекта добиться невозможно, если превращаешь актера в марионетку, примитивный деревянный инструмент.

Господин Бертон личность очень сложная и самое начало нашей работы для меня было периодом нелегким. Первое препятствие, возникшее между нами, это языковой бартер. Речь Тима всегда напоминает эдакое «стаккато», предложения обрываются на полуслове. Поначалу мне даже понимать его было сложно. Но потом проблема решилась сама собой. Я затрудняюсь это объяснить, но через некоторое время достаточно было одного взгляда Тима, чтобы я понял, что от меня требуется. Между нами установилась необычная связь.

В своей актерской карьере я всегда полагаюсь на удачу. А так же я всегда рассчитываю на то, что режиссеры позволят мне оставаться самим собой. Я не хочу идти на компромисс - все должны видеть только меня настоящего. Ну и конечно, не могу обойти вниманием прекрасных профессионалов и по - настоящему талантливых людей. с которыми мне довелось работать. Например, один из моих любимых режиссеров - Тим Бертон. Он никогда не боится идти на риск. И это именно он помог мне состояться в качестве актера. До своей роли в «Эдварде Руки-Ножницы» я был звездой сериалов и серьезные режиссеры не хотели иметь со мной дела. Мало кто верил, что я сумею сыграть Эдварда, но Тим в меня поверил.

Тима я встретил не в самый удачный период своей жизни. Тогда в кафе что - то произошло между нами. Если бы это была женщина, можно было сказать, что проскочила искра. Как бы там ни было, между нами установилась мгновенная взаимосвязь. Тогда я находился в некотором замешательстве, оценивал человеческие отношения, рассуждал над тем, что можно считать нормальным, а что нет. Наша с Тимом связь была более глубокой, на уровне сверхъестественного. И мы оба чувствовали, что день ото дня она только растет.

Тим с детских лет был буквально помешан на всевозможных фильмах ужасов. И я уверен, что он нашел себя в этом жанре.

Большей частью своего успеха в актерской карьере я обязан судьбе, которая подарила мне встречу с Тимом Бертоном. Этот режиссер помог не только моему продвижению в карьере. Я благодарен Тиму не только за интересные роли, но и за то, что он дал мне творческую свободу. Подарил возможность учиться и экспериментировать, устранить из моей жизни нечто лишнее, мешающее идти вперед. Благодаря этому блестящему, талантливому человеку, я сумел сказать "Прощай!" телевизионным проектам и обрести себя в большом кино.

Во время нашей встречи в кафе, мы с Тимом пили очень много кофе. Тогда мы заказали, наверное, чашек по шесть или семь на брата. Я от волнения чуть было кофейную ложечку не сгрыз. В конце нашего разговора я уже так нервничал, что это было заметно невооруженным глазом. Тогда я вынужден был убедить его в том, что мне не нужна эта роль и… не мог. После того как Тим встал и ушел, я остался сидеть с той же ложечкой в зубах. Тогда я даже не думал, что мне может повезти.

Болезненно - бледный, с большими, грустными глазами и прической, которую сотворило что-то явно более серьезное, чем битва с подушками прошлой ночью. Расческа, будь у нее ноги, убежала бы быстрее Джесси Оуэнса, при виде прически этого человека. Завиток на Восток, четыре ветки на Запад, а остальные беспорядочно разбросаны между Севером и Югом. Первое, что пришло мне в голову: «Парень, тебе бы немного поспать». Конечно, вслух я этого произносить не стал. А потом меня словно молния ударила. Его руки, бесконтрольно отстукивающие по столу свой собственный ритм, его высокопарная речь (в этом мы с Тимом очень похожи) и эти широко распахнутые глаза, взирающие на мир с любопытством первооткрывателя.

Я понял тогда, что мой герой безумно одинок и внутри каждого человека живет такой Эдвард. Он самый настоящий аутсайдер. И я действительно понял и почувствовал этого парня. Можно сказать, что тогда я обрел Эдварда, а Эдвард обрел меня. И эту встречу нам устроил Тим. Он создал образ этого парня и сумел увидеть во мне то, чего не видели остальные. Люди никогда не воспринимали меня таким, какой я есть на самом деле. А я остался все тем же семнадцатилетним юнцом. Возможно, более отставший от современной жизни, более пугливый и осторожный. Но я остался прежним. Тим это понял и позволил мне играть роль Эдварда так, как я понимал ее. Этот парень - симбиоз нас двоих.

Мне было абсолютно не важно, что Тим хочет от этого фильма. Я уже готов был сделать это, я был уже там. Потому, что этому человеку я доверял безраздельно. Я доверял его вкусу, его уму, чувству юмора, его сердцу. В моем понимании Тим Бертон - истинный гений. Поверьте, я очень скуп на такие оценки. В случае Тима вы никогда не можете словами определить то, что он делает. Это нельзя назвать магией, поскольку здесь не замешан обман.

Это нельзя назвать мастерством, поскольку в этом случае это было бы приобретенным с годами. Это скорее именно Божественный дар, талант к которому применимо столь редкое определение «гений». И слово это применимо ко всему, что делает Тим. Это не только, и не столько кино...

Это и его картины, фотографии, рассуждения, идеи, его проницательность, которая создается не просто жизненным опытом.

Вся моя жизнь это сплошная ковровая дорожка под прицелом кино и фотокамер. Но когда мне удается спрятаться от них, я забиваюсь в самый дальний угол, чтобы остаться наедине с собой. Я всегда поступал так и не думаю, что смог бы вести себя по другому.

Каждый раз я волнуюсь перед просмотром своих фильмов, ожидая увидеть себя в той или иной роли. Хотя я всегда точно знаю, что сам себе не понравлюсь.

Я всегда очень критичен к своей работе, но мне очень интересно видеть то, что получилось у Тима. Я всегда больше волнуюсь за его результат, поскольку знаю, как для Тима это важно. Поэтому я всегда обязательно смотрю несколько ключевых эпизодов в тех фильмах, над которыми мы работали совместно.

Одного только присутствия Тима достаточно для того, чтобы я согласился на любую роль. Даже если бы господин Бертон задумал снять ремейк на «Одинокой леди» о похождениях похотливой секс - бомбы, я с радостью согласился бы исполнить главную женскую роль. Поэтому, когда мне предложили роль в «Сонной лощине», я согласился только ради Тима. Работы было очень много, но для Тима я готов сделать все, о чем бы он не попросил.

Работая с Тимом, я чувствую себя так, будто вернулся домой. Но порой актерам на площадке приходится очень нелегко. Тим во многом подобен порывистому ветру. Он решителен и непредсказуем, он всегда готов рисковать. Тима нисколько не интересует мнение других, он человек абсолютно независимый. Именно за это я люблю и ценю его.

В отношениях актера и режиссера особенно важно доверие. Но оно не приходит само по себе, его нужно заслужить. Я сумел заслужить доверие Тима, а он мое. Без этой атмосферы безграничного доверия я просто не смог бы играть у Тима. Он никогда не диктует условий, не говорит, что и как я должен сыграть. Зачастую, Тим не имеет понятия о том, что я буду делать на площадке перед камерой. Но он полностью полагается на меня и я делаю все, чтобы это доверие оправдать. Это основной залог успеха нашей совместной работы.

О том кого ты любишь и уважаешь, всегда говорить очень сложно. Особенно когда речь идет о друзьях. Хотя наши с Тимом рабочие отношения объяснить не намного проще. Я могу сказать только, что Тиму на площадке достаточно только обменяться со мной коротким взглядом или парой слов и я уже понимаю, что он хочет видеть в этой сцене. Поэтому, я не берусь выражать в словах то, что нас с Тимом связывает. На бумаге это выглядит более понятным. Если бы я рискнул высказать в лицо Тиму все, что я думаю о наших отношениях, то он бы просто похихикал или вообще врезал мне как следует.

Тим Бертон - гениальный художник, немного сумасшедший, со своими странностями, порой забавный, часто храбрый до безрассудства, забавный и преданный. Он умеет противостоять всем и крепко дружить. Я считаю, что в большом долгу перед Тимом и никогда не смогу передать в словах все мое к нему уважение. Тим это Тим! Здесь не подобрать других слов. Мне никогда в жизни не приходилось встречать людей настолько очевидно находящихся вне времени и пространства и одновременно в нем. В этом своеобразие бертоновского гения.

- Считаете ли вы себя музой Тима Бертона?

- Конечно же, нет. я никогда не устану повторять, что это мне неслыханно повезло оказаться в нужное время в нужном месте и встретить Тима. Судьба подарила мне не только прекрасного режиссера, но и очень хорошего друга. У нас с Тимом похожее чувство юмора, мы одинаково смотрим на многие вещи, наши интересы во многом схожи. Так что я считаю, что мне в действительности несказанно повезло.

Потрясающее взаимопонимание всегда существовало между мной и Тимом, еще со времен "Эдварда Руки-ножницы". Он может позвонить в любое время из ниоткуда, даже если до этого мы не встречались несколько месяцев или даже лет. Он просто спрашивает : "Чем занимаешься?".

- "Ничем, сейчас бездельничаю". - "Пообедаешь со мной на следующей неделе?" - "Конечно. Где?" - "В Нью-Йорке". - "Прекрасно". – "Тогда до встречи". И это все. Никаких предварительных договоренностей, специальных тем для беседы, никаких проектов. Ничего. Просто понимаю, что увижу Тима через неделю. И мне от этого становится радостно на душе."

Я не устану повторять. что считаю Тима Бертона настоящим гением. И я не отношу такое определение ко многим. Но Тима я считаю необыкновенным, особенным и уникальным. Наши рабочие отношения я бы определил, как очень и очень странные. Мы говорим на своем особом языке. Как - то ребята на съемочной площадке наблюдали за нашим разговором, а потом подошли ко мне и сказали, что так и не смогли понять в нашем разговоре ни слова. Сам я уже давно заметил, что с Тимом у нас существует некая невербальная связь.

Я никак не смогу это объяснить, но много раз замечал, что большую часть времени, проводимого на съемочной площадке, я стараюсь заставить Тима рассмеяться. Как любой актер, я заранее рассчитываю для себя темп, порядок действий, разрабатываю для себя полную схему. Но стоит мне выйти к камере, как все это улетучивается из моей головы и я только стараюсь рассмешить тима. Я все время краем глаза наблюдаю за ним, надеясь увидеть как его лицо растягивает улыбка.

Забавно, но процесс нашего рабочего взаимодействия с Тимом, со времен "Эдварда Руки-ножницы" никак не изменился. Со времен первого узнавания друг друга, наши отношения уже строились на взаимном доверии. Когда Тим заходил в помещение и говорил всем, какой он видит последующую сцену и каким образом будет достигнут подобный эффект. Но в то же время он ни разу не забыл поинтересоваться моим мнением по этому поводу. И здесь я непременно подбрасывал свои пару центов. Это рождало у Тима новые идеи, которые он тут же выкладывал.

Порой мы доходили до полной невменяемости, но такие эмоциональные всплески всегда шли на пользу общему делу. Доверительная атмосфера сформировалась между нами намного раньше, чем мы узнали друг друга. Сегодня творческий процесс выглядит в точности таким же, Тим старается включить актеров в любую мелочь, связанную со съемочным процессом. И это восхитительное чувство из - за которого я всегда готов работать с Тимом.

Все мои персонажи, созданные Тимом, в некотором роде, отражение его самого.

Конечно, они многое взяли и от меня, но в истоках всего стоит Тим. Мне кажется, что образ Эдварда "Руки-ножницы" у него родился еще в детстве, он рос и развивался вместе с Тимом. В результате получилось то, что получилось. Совершенно ясно, что в характер персонажа вложено многое от Тима.

Вопрос: Джонни, сейчас ты снова вместе с Тимом. Есть ли какие-нибудь планы по поводу дальнейшего сотрудничества?

Джонни Депп: Лично я очень на это рассчитываю, но все будет зависеть от Тима. Надеюсь, он даст мне такую возможность. Я уже много раз говорил о том, что на съемочной площадке Тима чувствую себя так уютно и комфортно, будто вернулся в родной дом после долгих скитаний. Нет, Тим никогда не делает скидок для друзей. Мне приходится выкладываться даже больше, чем всем остальным и все равно, работать с этим человеком для меня настоящее счастье.

Думаю тот факт, что Тим приглашает меня поработать в его очередном проекте - это или большая ошибка с его стороны, или огромная удача.

Удивительный киношный мир Бертона на самом деле абсолютно реален. Его можно потрогать руками. Это огромный подарок даже для меня, что уж говорить о детях, которые на съемочной площадке оказались впервые. Это же так здорово, когда ты можешь своими глазами увидеть реку из шоколада или огромные цеха фантастической фабрики. Кстати, на съемках река шоколада имела ужасный запах, просто дыхание перехватывало. В нее добавили кучу всяких красителей и химикатов, чтобы на пленке шоколад выглядел аппетитно. Ну это обычные киношные хитрости.

В самом начале нашего знакомства, в 80-е годы, Тим Бертон не побоялся рискнуть и пригласил на главную роль в своем фильме меня, на тот момент мало известного сериального актера. Моим крестным отцом был Джон Уотерс, который пригласил меня на роль в своем фильме "Плакса". Однако, риск на который пошел Тим, намного больше. В этом случае на кон были поставлены большие деньги, а я не был известным. Я никогда не забуду, как Тим бился за меня с продюсерами и студиями, которые меня не слишком жаловали. Из этой тяжелой битвы мы вышли победителями.

Глубокое уважение и крепкая дружба будут связывать нас с Тимом всегда. Кроме того, я всегда считал Тима величайшим режиссером и талантливым человеком. Могу сказать. что совместную работу с этим человеком я считаю огромным для себя везением. Я благодарен Тиму за то, что он раз за разом выбирает на роли в своих фильмах меня. К тому же у нас сходный взгляд на многие вещи, мы смеемся над одним и тем же. Даже чувство абсурдного у нас с Тимом одно на двоих.

Вопрос: Ваши с Тимом герои становятся все более причудливыми, и это уже тенденция. Это ваша общая с режиссером концепция?

Джонни Депп: Надо сказать, что мы с Тимом имеем на этот счет схожее мнение. В любом человеке есть природное обаяние и шарм. Многих людей, особенно тех, которых общественное мнение считает не совсем нормальными, можно понять. Но для этого нужно сделать шаг им навстречу. Тогда вы поймете, насколько милыми они могут быть. В этом мире очень много симпатичных людей и это вдохновляет и меня, и Тима.

На правах рекламы:

• По низкой цене купить ноутбук всем желающим.

справка в бассейн для ребенка Киевская (Кольцевая)