Тим Бертон и Walt Disney Studios

- Чем вам интересна эта история Алисы в стране чудес?

- В любом сказочном мире есть добро и зло. В Андерленде мне нравится то, что там слегка все запутано, там все задом наперед, даже люди. Это очень необычно. Для меня это нечто новое.

- Чем вы объясняете такую бешеную популярность «Алисы в Стране Чудес»? Вот уже на протяжении 140 лет это произведение не теряет своей актуальности.

- Этот придуманный мир символизирует наши фантазии, несбывшиеся мечты, тайные желания. Что-то такое есть в этих образах. На самом деле люди бояться дать волю своим грезам, но при этом страстно желают их испытать. Возможно в этом весь секрет такой популярности «Алисы». Ее экранизировали и переиздавали несчетное количество раз, и это еще не предел. Все эти версии похожи – в них рассказывается о маленькой девочке, которая помимо своей воли оказалась втянута в серию удивительных приключений и чудес.

В этой истории не было глубины, это просто красивая сказка о девочке и кроличьей норе, с которой и началось это удивительное путешествие в иную реальность. Мы же предприняли попытку заглянуть вглубь вещей, вникнуть в саму суть. Нам захотелось больше смысла, философии. По мотивам известной сказки мы создали совершенно новое произведение.

Мы придали ему новую форму, раскрасили в новые цвета, создали новых героев и вот перед нами «Алиса в Стране чудес», где главная героиня уже не маленькая девочка, а взрослая девушка, которая попала в настоящий вымышленный мир. Это принципиально новая интерпретация.

- Сколько вам было лет, когда вы впервые прочли книгу?

- Это было в школьные годы, мне было лет восемь или десять. Я прочитал ее на одном дыхании и явно что-то почувствовал. В этом было что-то мистическое. Дом в Лондоне, в котором я живу, принадлежал великому английскому иллюстратору Алану Рэкхаму, который является автором рисунков к редакции «Алисы в Стране Чудес» 1907-го года. Наверно это судьба. По воле случая я поселился там же, где обрели жизнь все эти замечательные персонажи знаменитой сказки. Поэтому я чувствую некую невидимую связь между мной и произведением Льюиса Кэрролла. Меня как будто навечно связала невидимая нить с героями истории.

- Когда к вам впервые обратились по поводу режиссуры, какова была ваша реакция?

- Мне вручили сценарий и сказали, что будет 3D. Я его еще не читал, но уже знал, что в этом что-то есть. Мне понравилось в сценарии то, что он получился совершенно обособленным от книги, он был как бы сам по себе. Как режиссера этот проект меня очень заинтересовал. Эта история уникальна тем, что она вне возраста и вне времени. Ее всегда будут читать и взрослые и дети. Если разобраться, эта повесть о девушке, которая в силу своего характера не вписывалась викторианское общество и структуру, и это не удивительно – у нее слишком богатый внутренний мир.

- Почему вы решили сделать именно такую версию популярной сказки?

- Я бы не назвал эту версию чем-то новым. Все, что сделала автор сценария Линда Вулвертон – по-новому переиграла персонажей, иначе расставила акценты, разбавила уже существующую палитру новыми красками. Изменилась лишь видимость, а суть при этом осталось прежней. В этом мире задействовано столько колоритных героев, что от них просто пестрит в глазах.

Каждый по-своему неповторим, у каждого своя история. Трогательный Омар, злобная Красная Королева и ее сестра-соперница Белая Королева, эксцентричный Мартовский Заяц и вечно куда-то спешащий Белый Кролик – все эти персонажи стали культовыми, без них снять «Алису в Стране Чудес» было бы невозможным, поэтому мы их всех оставили. Вообще мы старались меньше думать, но больше полагаться на свою интуицию – она всегда подскажет, в каком направлении нужно двигаться.

- Какого персонажа из «Алисы» вы выделяете среди других?

- Трудно ответить. Я никого не выделяю, они все важны для меня. В изначальной версии этой истории все герои ничем не выделялись, они очень разные, но их объединяет одна общая черта – они все очень странные. Безумный Шляпник, непоседа Кролик, улыбчивый Чеширский Кот… Все эти персонажи были безликими, им не хватало индивидуальности. Мы же постарались выделить каждого, наделить личными особенностями. У наших героев появился характер.

- Когда вы были ребенком, какая книга была вашей самой любимой?

- Я зачитывался творениями Доктора Сеусса (Dr. Seuss – псевдоним писателя и аниматора Теодора Сеусса Гензеля, автора таких популярных детских сказок как «Зеленые яйца и ветчина», «Кот и шляпа»). Его книги читались на одном дыхании, я обожал его рисунки. Я решил заняться экранизацией «Алисы» потому что это было действительно интересным заданием. Меня совершенно не смущал тот факт, что я далеко не первый режиссер, которому пришла в голову эта идея. До меня сотни людей переписывали бессмертное произведение Льюиса Кэрролла на все лады, но моя версия получилась, можно сказать, первой отдельно стоящей историей. Мы старались не придерживаться заезженных традиций, а изобразить что-то свое, создать Алису и ее друзей такими, какими их видим мы.

- Каким был ваш подход к фильму?

- Меня всегда интересовали культовые персонажи. Уникальность «Алисы» заключается в том, что ее персонажи не похожи ни на каких других, они уникальны. Эти герои из наших детских снов, добрых сказок, причудливого воображения. Именно наше воображение порождает целые миры, новые жизни и эпохи. На первый взгляд в этой истории нет ничего закономерного, один сплошной абсурд, но на самом деле это не так. Нашей целью было разораться в этом, понять, какую роль Льюис Кэрролл отводил каждому существу, почему одни животные разговаривают, а другие молчат, чему так загадочно улыбается Чеширский Кот. Думаю, мы справились с поставленной задачей.

- Что вам больше всего нравится в новой версии?

- Больше всего мне нравится повторяющаяся ситуация с выбором. Это как в жизни, каждый день и каждый час мы сталкиваемся с выбором. Мы очень боимся ошибиться, но так или иначе должны принимать решение. Порой это очень нелегко дается и последствия могут быть самыми неожиданными. Вот этот момент в фильме очень хорошо показан. Если бы Алиса проигнорировала знаки судьбы, ей бы не было дано этого волшебного путешествия, где она узнала саму себя и эмоционально повзрослела. С какой стороны гриба надо откусить, чтобы вырасти или уменьшиться? Когда мы узнаем что-то новое, мы растем, изменяемся. В жизни это происходит с каждым.

- Почему вы не захотели пересказывать книги?

- Как я уже говорил, меня пленяют культовые персонажи, а в «Алисе» они уже давно стали таковыми. Даже те, кто никогда не читал это произведение, знает всех этих героев. О них поется в песнях, о них говорится в интервью, их изображения появляются на майках и открытках. В настоящей «Алисе» столько странностей и полное отсутствие здравого смысла, мы же попытались соединить эти два элемента. Наша история получилось не менее странной, но в ней появилось то, что отсутствовало в первоначальной версии – логика.

Наверно необычно ассоциировать «Алису» с этим словом, ведь все привыкли к абсурду и путанице. Если разобраться, история Кэрролла больше похожа на дурной бессмысленный сон, когда один персонаж сменяет другого, мелькают кадры без всякой взаимосвязи. Мы постарались максимально сохранить дух тех персонажей, но добавить им больше смысла и завершенности.

- По замыслу Льюиса Кэрролла главная героиня – маленькая девочка, несмышленый ребенок. В вашей же версии Алисе стукнуло 19…

- Прежде всего, мы делали сказку для взрослых, поэтому наша героиня уже не ребенок, а молодая девушка. К тому же этот возраст очень интересен в плане эмоционального развития. 19 лет означает своего рода рубеж между уходящим детством и взрослением. Изменяется сознание, идет переосмысление самого себя и своих поступков. Именно в этом возрасте приходит понимание, что ты навсегда расстаешься со своими игрушками и выдуманными героями и вступаешь во взрослую жизнь. Это все равно что чувствовать юность и старость одновременно и смиряться с этим. Некоторых пугают такие метаморфозы, но от них никуда не деться, хотим мы этого или нет.

Образ Алисы служит для того, чтобы попытаться разораться с этими явлениями, понять их природу, помочь персонажу преодолеть его эмоциональные проблемы. Ее необыкновенное путешествие дает ей возможность осознать, кто она есть на самом деле. Алиса быстро взрослеет и обретает уверенность в себе, которой ей так недоставало в начале фильма. Падение в нору можно интерпретировать как личностный рост, победу над собой и своими страхами.

Падая в бездну, ты словно возвышаешься над собственными проблемами, видишь их в перспективе. Эта динамика, движение завораживают настолько, что не хочется просыпаться от этого чудного сна. И это мы можем испытать только в 19 лет, когда стоим на переходе от детского мира к взрослому.

- Какую стратегию игры выбрал Джонни Депп для исполнения своей роли Безумного Шляпника?

- Он так же является одним из культовых персонажей. Задача Джонни Деппа заключалась в том, чтобы лучше понять своего героя, переосмыслить его поступки, найти им логическое объяснение. Вы спросите, для чего это нужно? Когда ты понимаешь своего персонажа, живешь его мыслями, дышишь с ним одним воздухом, ты можешь лучше его сыграть. В других версиях «Алисы» это просто странный тип, безликий и непонятный. Мы же попытались докопаться до человеческой сути этого героя, вникнуть в его мир, пережить его трагедию. Джонни Депп всегда глубоко прорабатывает свои роли, и этот случай не был исключением.

- Вы работаете с Джонни Деппом уже на протяжении многих лет. Кем он является для вас?

- Все актеры были замечательные. Они все блестяще справились с нашей непростой задачей, и я очень благодарен им за это. Джонни так же не ударил в грязь лицом, но иначе и быть не могло. Этот фильм стал для всех нас настоящим откровением, событием в жизни, которое нас всех сплотило. Мы стали единой командой.

- Расскажите о вашей с Джонни работе. Как вы создаете персонажей?

- Я делаю некоторые наброски, он делает некоторые наброски. Персонажи рождаются в наших рисунках, разговорах, совместных беседах. Создание каждого героя происходит по-разному. Я наблюдаю за действиями Джонни, и это очень занятно. Он детально прорабатывает образ, вникает во все детали, проникает в саму суть вещей. Этот процесс захватывает, это как увлекательная поэма.

- Вы предоставляете ему полную свободу действий?

- Да, как профессионалу я ему полностью доверяю. Мы пытались найти в Безумном Шляпнике остатки разума, сделать его личностью. Джонни великолепен в своем упорном стремлении найти нереальное и превратить это в реальность.

- В вашем фильме Алису играет Мия Васиковска. Чем обусловлен такой выбор?

- Я разглядел в ней симптомы нежной молодости и мудрой старости одновременно и меня это очень заинтриговало. Это было то, что мы искали для нашего фильма. В человеке редко можно встретить гармоничное сочетание юности и зрелости, поэтому такие люди сразу привлекают мое внимание. Мы хотели видеть Алису именно такой, мы к этому шли, в этом вся суть этой картины. Во всех прежних версиях Алиса ведет себя довольно пассивно, мы решили придать ей больше сил и наделить теми эмоциональными красками, которые есть в самой Мии. Такие люди, как она, могут тонко чувствовать свой персонаж и хорошо его сыграть. Они не следуют шаблонам, у них свое собственное видение, поэтому они всегда разные в фильмах, никогда не повторяются.

- Мия Васиковска – совсем юная актриса. По-вашему, она справилась с поставленной задачей?

- Она была просто неподражаема! Она сыграла именно так, как нам было нужно. Она сразу же поняла, чего мы от нее хотим. В результате Алиса получилась именно такой, какой мы хотели ее видеть.

- Вы снова стали работать с Криспином Гловером (Валет Червей в «Алисе в Стране Чудес»), правильно?

- Я с ним познакомился в начале 80-х. Это удивительный человек, у него есть свой собственный неподражаемый стиль игры, а этим может похвастаться далеко не каждый актер. Играя роль, он делает свое собственное миниатюрное кино, в котором живет по своим правилам. Кроме всего прочего у него очень приятная наружность. Он человек ренессанса.

- Вы сотрудничаете со многими британскими актерами, которые порой растворяются в своих персонажах.

- Мне нравятся актеры, подобные Мэтту Лукасу. Процесс их игры всегда интересно наблюдать, их способность молниеносно перевоплощаться, менять до неузнаваемости свой облик просто потрясает. Я это расцениваю как высокий профессионализм и полнейшую самоотдачу. Эта игра в британском стиле. Там было много людей, которые вызывают мое истинное восхищение своим талантом и неординарностью. Я не хотел, чтобы актеры чувствовали себя лишь частью анимированного мира, поэтому я стремился сочетать анимацию с живым действием. Я горжусь тем, что мне довелось поработать с такими интересными людьми и великими актерами.

- Как вы превращаете актеров в персонажей?

- Этот процесс занимает определенное время, если вам приходится иметь дело с новыми технологиями. Я старался все делать максимально быстро, старался сводить актеров вместе, чтобы они могли лучше сработаться, ведь на съемочной площадке это очень важно. Главное выдержать темп и не сбавлять скорость.

- Как актеры из «Алисы в Стране чудес» работали с диалогами?

- Тем актерам, которым я доверяю (а я с другими не работаю), я предоставляю относительную свободу действий. Иногда они привносят что-то свое в те реплики, которые им даны. Это могут быть строчки из любимых книг или какие-нибудь крылатые фразы. Это все ложится на их усмотрение. Если актеру нравится сценарий, ему интересен его персонаж, он будет играть с удовольствием и полной самоотдачей, а в нашем деле это самое главное. Здесь имеет большое значение наличие связи с материалом, с которым ты работаешь. Если она есть, значит, работа принесет радость и впечатляющий результат в конце.

- Все-таки Андерленд или Уандерленд? (underland – «подземелье», wonderland – «страна чудес») Как это выглядит в фильме?

- На самом деле Андерленд, но фильме произошла некоторая путаница из-за того, что Алиса не расслышала это слово и назвала волшебную страну Уандерленд. Однажды она уже побывала в этом странном мире в детстве, и вот сейчас она снова туда вернулась. У каждого человека Андерленд вызывает разные ассоциации. У многих это слово связано с миром детских сказок и чудесных сновидений. Возможно, каждый из нас посещал это место в своих снах. Это ощущение нереальности осталось в памяти каждого из нас. С тех пор Алиса повзрослела и изменилась. Она уже не та маленькая девочка, которая когда-то побежала за кроликом в глубокую нору. Изменилось и ее поведение. Андерленд перестает быть выдуманным миром из снов, теперь он самый что ни на есть настоящий.

- Что вы расскажите об использовании новейших технологий в этом фильме?

- За спецэффекты отвечал Кен Ролстон. Я никогда раньше этим не занимался. Законченный фильм представляет собой мозаику, которую еще предстоит собрать воедино, чтоб получить целостный рисунок. Когда съемки заканчиваются, это еще не означает конец всей работы, предстоит еще монтаж фильма. Это не быстрый процесс, обычно он занимает несколько месяцев.

- Расскажите о технологичной стороне процесса.

- Эта очень интересная сторона (смеется). Мы с Кеном Ролстном обговаривали все детали, обсуждали все, что хотели бы видеть в нашем фильме, а от чего будем отказываться. Мы решили смешать анимацию с реальностью – в итоге получился очень живой насыщенный фильм. Технологий существует великое множество и есть очень много вариантов их использования.

- Занимаясь обустройством этого сказочного мира, чем вы руководствовались?

- Мы искали идеи в работах многих знаменитых художников. Внешне фильм выглядит скорее как анимация. Мы привлекли к нашему проекту многих дизайнеров, которые и помогли нам доступными нам средствами создать волшебную страну. В этом деле было задействовано очень много людей.

- Где вы черпали вдохновение?

- Мы не ограничивались чем-то одним, мы использовали очень много деталей, различные формы, экспериментируем с палитрой красок. Из того многообразия рисунков, что нам предлагали, мы выбирали нужные нам и потом органично вписывали их в общую картину. Нашей целью было максимально сохранить дух истории, но в то же время преобразить ее до неузнаваемости. Мне нравилось работать с персонажами, которые прочно закрепились в сознании людей – добродушный Чеширский Кот, Сумасшедший Шляпник, Гусеница.

- Почему вы решили использовать 3D?

- Этот формат категорически противопоказан для одних фильмов, но очень рекомендуем для других, и наша «Алиса» как раз является одним из таких фильмов. Мы хотели по максимуму использовать наши возможности, чтобы создать такое кино, которое будет востребовано долгие годы. Надеюсь, нам это удалось. Весь этот волшебный мир кажется таким объемным, что в него начинаешь верить, он словно окутывает тебя с ног до головы, проникает в самую глубину твоего сознания.

- Вы снимали в 3D или переводили в этот формат уже готовую картину?

- Во время съемок мы не пользовались 3D кабелем, если вы об этом. Мы применяли разные технологии, сочетали анимацию с живым действием, но снимали все это традиционным способом. Это дало нам возможность ощутить глубину, и в то же время делать то, что привычно для нас. На самом деле я не вижу особенной разницы. Мы решили сделать это именно так, а кто-то, возможно, захотел бы сделать по-другому. Я это понял еще после просмотра обработанного материала «Кошмар на Рождество». Я тогда убедился, что все сделал правильно.

- Появление 3D изменило ход истории развития кинематографа?

- Раньше эффект присутствия достигался посредством специальных очков. Лично я не любитель подобных приспособлений, они сильно мешают восприятию и сводят на нет весь эффект. Для полного погружения в мир «Алисы» необходимо использование современных технологий, от этого никуда не деться. 3D позволяет лучше чувствовать героев, смотреть на мир их глазами, ощущать дуновение ветра, чувствовать всей поверхностью кожи легкую ткань материи. Такое слияние с фильмом возможно только при использовании современных технологий. Но, как я уже говорил ранее, не все фильмы подходят для этого, не все надо переводить в 3D. Но материал «Алисы» просто требуется смотреть в полном объеме.

- Считаете ли вы, что сочетание живого действия и три-дэ предопределяет будущее кинематографа?

- Я не считаю, что будущее кинематографа зависит от каких-то деталей, а в данном случае вы говорите именно о деталях. Киноискусство предполагает широту вариаций, сочетание самых разнообразных приемов, будь то анимация, живое действие или три-дэ. Сейчас мы имеем много возможностей создавать действительно прекрасные вещи и это здорово. Еще совсем недавно не все интересные задумки можно было воплотить, теперь же наши границы многократно расшились, это не может не радовать.

- Вы – поклонник спецэффектов?

- Спецэффекты как таковые меня мало интересуют. Не кино создается для спецэффектов, а спецэффекты ради кино. Вот такой подход я считаю правильным.

На правах рекламы:

• Только у нас торт на заказ в пушкино недорого и по выгодным ценам.