Перевод статьи об Алисе из январского Total Films

На безупречно ухоженной территории Энтони Хаус, в старинном доме, расположенном на берегу реки Линер около Торпойнта в Корнуэлле Алиса (Мия Васиковска) готовится отправиться в свое сказочное путешествие, в удивительный мир приключений и небывалых чудес…

необыкновенный путь начинается с таинственной кроличьей норы, бездонной и бесконечной, как само время. В эту нору, куда по сценарию Алиса бесстрашно ныряет головой вперед, на самом деле прыгает дублерша актрисы. Сегодня эту сцену падения прорабатывали миллион раз, постепенно доводя до совершенства. Именно так создаются великие фильмы. Тим Бертон следит за каждым движением актеров, от его внимания не ускользает ни одна мелочь. «Веточки следует придвинуть сюда, а вот этот камень отсюда убрать. Вот, уже лучше. Давайте все сначала. Мотор! Поехали!». Съемки проходили на открытом воздухе под палящим солнцем сентябрьского полуденного солнца. Актеры, одетые в тяжелые средневековые одежды, изнемогали от жары и жажды.

Голова дублершы уже погрузилась в зловещую темноту норы, глаза постепенно привыкают к темноте и начинают всматриваться, выискивая шустрого кролика. А тем временем на лужайке перед домом вовсю продолжается вечеринка, гости расточают друг другу комплименты и не замечают исчезновение нашей героини.

Вот тело дублерши уже почти полностью исчезло в норе, в пределах видимости остались только ее ноги. В следующий миг мы слышим глухой удар где-то глубоко под землей – это дублерша совершила свой прыжок. За ее действиями пристально наблюдает Мия Васиковска. Нежная белизна кожи, шелковистые волосы, собранные с тугую прическу, пышное голубое платье, забавные полосатые чулочки – именно так выглядит Алиса в картине Тима Бертона. Ее лицо выражает смесь любопытства и нетерпения, а в больших юных глазах ясно читается намерение последовать за зовом, слышным только ею одной.

Вот как описывает свои впечатления сама 18-летняя актриса: «Я безумно счастлива от того, что мне выпала честь сыграть в одном из его фильмов! Творения Тима Бертона всегда вызывали восторг в моей душе, они все какие-то неземные. Теперь мне выпала возможность стать частью этой сказки, это просто потрясающие ощущения!».

Спустя восемь недель Бертон покидает гостеприимный Корнуэлл и вместе со своими зелеными экранами направляется в студию «Калвер» в Калифорнии. Трогательный образ Мии изменился – теперь мы видим на ней сияющие доспехи, в руках она держит устрашающий меч, а волосы ниспадают на плечи мягкими локонами. Из хрупкой и наивной девушки Алиса превращается в воительницу, покорительницу мира, умело владеющую оружием. Куда исчезла мягкость и ранимость героини? Только в фильмах Тима Бертона можно увидеть такую невероятную трансформации образов. Очень впечатляет. Дело не только во внешнем облике, изменились повадки актрисы, появился новый блеск в глазах, мягкие женственные губы превратились в жесткую складку.

Бертон с самого начала намеревался найти на роль Алисы неизвестную молодую актрису. Он хотел придать образу дополнительное очарование и неизбитость. На эту роль претендовало великое множество звезд Голливуда, но ни одна из них не выделялась. «Необходимо было найти ту самую Алису, которая существовала в наших головах и мы ее нашли», – вспоминает Тим Бертон. – «Предыдущая роль Мии была роль суицидальной гимназистки в сериале «Лечение» американского кабельного канала «НВО». В ней была та эмоциональная твердость, которую мы так долго искали. Она одна из тех редких людей, которые обладают непосредственностью и любознательностью ребенка и мудростью старца.

Перед Бертоном стояла непростая задача – выстоять в схватке с множеством уже существующих версий «Алисы». Чувствуя необъяснимую неприязнь ко всем этим интерпретациям, режиссер обратил свое внимание на сценарий Линды Вулвертон («Король Лев»).

Всем известная история Льюиса Кэрролла преобразилась, герои изменились, появились новые детали, сюжет в целом приобрел философский оттенок. Такой поворот событий заинтересовал режиссера. Это уже не было обычной детской сказкой с вымышленными героями, нарисованным миром и бессмысленностью событий. Теперь персонажи стали настоящими, мир объемным и реальным, а во всех приключениях появилась логическая последовательность. «Я намеренно отказался от дословного пересказа книг, но вместе с тем попытался сохранить основной мотив повествования», – вспоминает 51-летний Тим. – «Было очень много версий «Алисы», но все они казались мне какими-то бредовыми, мутными.

Мне же хотелось видеть больше смысла и логических действий. Сценарий Линды мне понравился тем, что он существует сам по себе, отдельно от книги. Это просто два совершенно разных произведения, схожих в деталях, но различных по своей сути. Это именно то, что я искал».

Сама Алиса – уже не легкомысленная любопытная девчушка, а юная девушка, которая несет в себе протест против общества, с которым вынуждена считаться. «В нашем случае Алисе 19 лет, и она совсем не похожа на ту семилетнюю девочку, которую мы знаем», – рассказывает Васиковска. – «Эта девушка-подросток пребывает на распутье, когда нужно выбрать дорогу, правильный курс, чтобы идти дальше. Она чувствует растерянность и смятение. В ее характере еще так много детского, но уже чувствуется какая-то развитая не по годам мудрость».

Она очень тоскует по своему умершему отцу. Действие разворачивается на лужайке перед ее домом, где проходит вечеринка. Неожиданно один из гостей делает ей предложение руки и сердца, но девушка занята другим – ее внимание привлек странный субъект. Вглядевшись, она понимает, что это… белый кролик в элегантном смокинге и белых перчатках (озвучивает Майкл Шин). Не в силах побороть любопытство, Алиса бросается за его убегающей тенью и попадает прямо в кроличью нору, в ту самую, в которую она когда-то прыгнула в семилетнем возрасте.

Как и в первый раз, она попадает в сказочную страну, полную сюрпризов и таинственности. Совершая свое необыкновенное путешествие по Стране Чудес, Алиса узнает, что это дивное место находится во власти злобной Красной Королевы (Хелена Бонем Картер) – эту информацию до нее доносит гусеница – страстная любительница кальяна. Так же она сообщает ей, что именно Алисе дано одержать верх над злой властительницей. Она сразится с ее приспешником Бармаглотом и жители этого странного мира обретут, наконец, долгожданную свободу. «Этот момент делает сказку более драматичной и осмысленной», – говорит Бонем Картер.

«Сделав Алису старше, ты взял новую высоту. У тебя появилась возможность сделать все эти легкомысленные вещи более серьезными», – размышляет Энн Хэтэуэй (Белая Королева, сестра деспотичной Красной Королевы). «В образе этого персонажа есть что-то от Нормы Дезмонд (готический персонаж немого кино в исполнении Билли Уайлдер) и Глинды (добрая волшебница из «Волшебника Страны Оз»). В этой волшебной стране никогда не узнаешь героя до конца, здесь все двусмысленно, каждый житель пытается произвести ложное впечатление».

Взяв за основу фантазийный бред Льюиса Кэрролла, его придуманный нелепый мир, его героиню – маленькую Алису, легкомысленную и пустую внутри, Тим Бертон создал произведение, в корне отличающееся от оригинала. Герои стали другими, изменился и весь вымышленный мир. Алиса из маленькой девочки превратилась в юную и изящную девушку. «Я взял на себя смелость превратить безумные галлюцинации Льюиса в красивый и притягательный мир сладких грез», – говорит Бертон. – «Целиком погрузившись в эту историю, я попал в другую реальность, которая стала для меня самой настоящей».

Было очевидно, что роль Безумного Шляпника Бертон предложит своему верному эксцентричному товарищу Джонни Деппу, который всегда благоговел перед замыслами своего мастера. «Алиса в Стране Чудес» – это седьмой по счету совместный фильм Бертона и Деппа (начало их сотрудничеству положил фильм «Эдвард Руки-ножницы).

«Джонни меня всегда поражал своим умением перевоплощаться в сумасшедших героев. Персонажи, подобные Шляпнику или Эдварду Руки-ножницы, всегда будили его воображение», – рассказывает Бертон.

«Я говорил Тиму, что Шляпника, вероятно, отравили, и как следствие он стал безумным. Есть даже такое выражение «Безумный, как шляпник». Судя по всему, мастера по пошиву шляп использовали слишком много ртути при производстве своих изделий и травились их парами» – говорит Депп. Его герой претерпевает разного рода метаморфозы, изменяясь как физически, так и внутренне. Решив добавить яркости в образ, Джонни надел зеленые линзы. Как признается актер, эти штуки сильно мешали ему на съемках, через них он почти ничего не видел. «Почему-то я был уверен, что мой герой непременно должен сверкать испепеляющим блеском искусственных глаз. Мне показалось, что была удачная мысль сделать его еще более неординарным. Я всего лишь хотел усилить образ», – говорит актер.

«Было много споров, на кого же похож Джонни Депп. Варианты предлагали самые разные – Мик Хакнелл в молодости, Рональд МакДональд, Джин Уайлдер, кое-что есть от Рея Пэрлора, есть небольшое сходство с Чарли Диммок», – рассказывает Мэтт Лукас, играющий близнецов Траляля и Труляля.

«Алиса в Стране Чудес» – первый фильм Тима Бертона, сделанный в формате 3D. Надо отметить, что режиссер не использовал три-дэ камеры во время съемок. Вместо этого весь материал был снят обычными камерами, а 3D был оставлен для постпродукции. Для Бертона, являющегося ярым поклонником старой школы, было странно работать в звуковом съемочном павильоне в окружении зеленых экранов. Его версия «Алисы» почти полностью компьютеризированная, внешность всех актеров, за исключением Васиковски, была изменена посредством компьютерной графики.

Глаза Деппа стали неестественно большими, одежда Шляпника будет менять цвет в зависимости от его настроения, а голова Красной Королевы будет вдвое превышать нормальный размер. Кроме того в картине будут и полностью анимированные персонажи – Чеширский Кот (Стивен Фрай), Гусеница, Белый Кролик, Мартовский Заяц (Пол Уайтхаус), Соня (Барбара Виндзор), Багмаглот (Кристофер Ли). Во время съемок их заменили моделями или актерами, которые их озвучивали. Некоторые герои получились в результате захвата действия и живой игры (Труляля и Траляля Лукаса, Валет Червей Криспина Гловера).

Главный постановщик спецэффектов Страны Чудес Кен Ролстон – четырежды лауреат Оскара, и его называют Гуру. «Я не изобрел ничего нового, все эти техники я применял и раньше, но в этот раз я настолько увлекся их смешением, что получилось нечто невообразимое. Признаться, я и сам не ожидал такого результата», – рассказывает Ролстон. – «Мне нравится экспериментировать в новых плоскостях, используя старые методы. Конечно, не обошлось без трудностей, но это нормально, ведь любой творческий процесс не может идти гладко. В целом, результат получился вполне достойный. У нас очень много живой актерской игры, мы использовали комбинацию различных техник».

Тим Бертон все время проводит на съемочной площадке и контролирует весь процесс. Фильм достаточно сложный и по ходу дела постоянно возникают разного рода трудности. «Алиса постоянно то вырастает, то снова уменьшается, а это доставляет нам очередной головной боли» – вздыхает Ролстон. – «У нас было невероятно насыщенное расписание, мы комбинировали очень много сцен. График был очень жесткий».

На следующий день снимается сцена с участием актеров Хэтэуэй и Хелены Бонем Картер. Хэтэуэй в образе устрашающей Белой Королевы медленно движется в сторону не менее устрашающей Красной Королевы. Через мгновение сестры вступают в отчаянную схватку. «Это надо видеть», – рассказывает Депп. – «Поистине этот поединок достоин королев. Что касается героини Хелены – в ней заключена сущность жестокого маленького ребенка, испорченного эльфа. Когда она начинает кричать, сразу хочется убежать подальше, забиться в щель. Это сильно».

Бонем Картер: «Я постоянно срываю голос, потому что мой персонаж без устали визжит: «Отрубите ей голову!!!» Как объяснила автор сценария Линда, у Красной Королевы в мозгу какая-то опухоль. Ее дурной характер и озлобленность всего лишь последствия ее болезни». У гримера уходит три часа на то, чтобы придать актрисе нужный образ. Масса грима, немного графики и вот перед нами неестественная отталкивающая внешность фигуры в красном – Красной Королевы.

После окончания съемок на студии «Калвер» Бертон и его постоянный монтажер Крис Лебензон возвращаются в Британию, чтобы приступить к монтажу «Алисы». А тем временем Ролстон и его команда занимаются визуальными эффектами фильма. В общей сложности на эту работу уйдет 13 месяцев. Это первый фильм Бертона, который основан на компьютерной графике, с его стороны это был смелый шаг.

«Для меня это необычный проект», – размышляет Бертон в своем офисе в Северном Лондоне. Когда-то этот дом принадлежал известному иллюстратору «Алисы в Стране Чудес». – «Я впервые делаю такую работу, и мне даже сложно это комментировать». Бертон задумчиво смотрит в окно, за которым простирается живописный сад, который легко мог бы послужить фоном его Страны Чудес. «Все это так сложно. Что ж, посмотрим, что из этого выйдет. Признаться, я немного волнуюсь».

Безумный Шляпник рассказывает о феноменальном произведении Льюиса Кэрролла.

- Чем, по-вашему, обусловлена столь долгая популярность «Алисы в Стране Чудес»?

Джонни Депп: Это произведение никогда не устареет и никогда не надоест. Весь секрет заключается в невероятном воображении Льюиса Кэрролла – этот писатель создал загадку, которую все пытаются разгадать, но это по-прежнему остается недостижимым. Мы можем как угодно интерпретировать «Алису», но извилистый маршрут его мыслей будет оставаться для нас неизвестным.

- Почему ваш Шляпник говорит с шотландским акцентом?

Джонни Депп: Я действительно здесь использовал восточный шотландский, точно так же, как в «В поисках Неверленда» я использовал абердинский (Абердин – город и бывшее графство в Шотландии). Я подумал, что шотландский выговор сделает Шляпника более забавным.

- Во время постпродукции ваши глаза действительно собираются увеличить?

Джонни Депп: Да, есть такой план. Мне уже продемонстрировали будущий размер моих глаз, и я был впечатлен (смеется). Не знаю, зачем нужны такие глаза, но я уверен, что если так решил Тим Бертон, значит это необходимо. Он знает, что делает.

- Вам нравятся другие версии «Алисы»?

Джонни Депп: «Сказочный ребенок» (версия Гевина Миллара 1985 года). В этом фильме снялась Корел Браун (жена Винсента Прайса). Еще знаю черно-белую британскую версию 60-х (кажется, ее транслировали на Би-Би-Си). Она была по-настоящему зловещей. Если не ошибаюсь, там играл Питер Кук. Эта версия очень отличается от всех остальных тем, что там не были использованы невероятные костюмы, все актеры выглядели обычными людьми. Это было необычным решением. В общем, мне понравилось.

- Что представляет собой «Ромовый Дневник»? Вы довольны тем, как идут дела?

Джонни Депп: Да, все просто замечательно. Видеть Брюса Робинсона в действии – что может быть лучше. Это как «Уитнейл» («Уитнейл и я» – самый известный фильм Брюса Робинсона 1987-го года).

Миа Васиковска: Алиса появляется из кроличьей норы.

- Вам нравилась книга?

Миа Васиковска: Еще бы! В детстве я просто обожала ее! Перед пробами я ее перечитала, чтобы освежить в памяти. Это было очень здорово. Было очень интересно сравнить свое детские переживание от книги с моими теперешними ощущениями. Восприятие ребенка очень отличается от восприятия взрослого. Эту книгу можно читать снова и снова, каждый раз она будет открывать тебе что-то новое.

- Что она вам открыла на этот раз?

Миа Васиковска: Иллюзии снов. Полет фантазии. Совершенно новые эмоции.

- Между вами и Алисой есть что-то общее?

Миа Васиковска: Мы во многом похожи. Подобно ей я испытываю давление общества, которому хочу противостоять. Я так же как она чувствую себя очень юной, но в то же время такой старой внутри.

- Каково было работать с Тимом Бертоном?

Миа Васиковска: Работать с ним – это было очень значительным событием в моей жизни. Тим – очень интересный человек, настоящий художник, он все делает иначе, чем другие, и эта его неординарность всем бросается в глаза. Бертон живет настоящим моментом. В нем очень много спонтанного, сиюминутного. Перед съемками мы почти не репетировали, потому что так захотел режиссер, и это было интересной задумкой. В результате получились очень живые сцены, не вымученные сотнями дублей, как это часто бывает.

- Что вы можете сказать о других версиях?

Миа Васиковска: Я видела разные версии, но больше всего запомнилась версия Яна Шванкмайера (1988), которую мы с братом смотрели в детстве. Мы тогда были очень напуганы, но в то же время нам очень понравилось, было интересно. Нам не надоедало смотреть ее несчетное количество раз, это было удивительно.