Поженившиеся в Лас-Вегасе

- О ваших отношениях. Вы на самом деле очень близки, как пара? Я хотел сказать, ваши отношения можно назвать брачными?

Джонни: Нас поженили в Лас-Вегасе в 1990 году.

Тим: У нас была двойная свадьба: с Джоан Коллинси и Майклом Джорданом. Когда я вспоминаю об этом, на моих глазах появляются слезы.

Джонни: А я просто обливаюсь слезами.

Тим: Удивительно то, что ежедневно, начиная работу над сценарием, мы просматриваем каждый свои заметки. И когда Джонни говорит, что ему не нравится та или иная строчка, и что он не хочет ее говорить, я нахожу в своих заметках те же самые мысли или очень похожие. И так происходит с самого начала. Мы одинаково воспринимаем материал, и то, как он звучит.

- Как получилось, что вы внесли изменения в образ Суини Тодда?

Джонни: Здесь во многом подсказывала музыка: движения, стиль декораций. Так, например, под влиянием музыки, я нашел новое движение для персонажа Суини Тодда, когда он выпрямляется в тот момент, когда появляются бритвы. Так Суини Тодд смог снова увидеться со своими друзьями. И в этом есть что - то очень трогательное, не смотря на его жестокость.

- В чем секрет твоей игры глазами? Мог бы ты сказать, что ты чувствуешь этот персонаж, что он находится внутри тебя?

Джонни: Необходимое условие - это «вжиться в роль», стать на время этим персонажем. Иначе не получится быть естественным, органичным, убедительным и эта фальшь сразу станет заметна людям. Я считаю, что правду или ложь можно увидеть, заглянув в глаза. Возьмите, к примеру, старые немые фильмы или комедии Бастера Китона, Чарли Чаплина или Лона Чейни. Когда смотришь на них, то видишь, как они выразительно работают глазами! Конечно, движения тоже важны, но глаза - это главное.

Тим: Мы много говорили о прекрасной работе глазами еще одного персонажа - Питера Лорри в «Безумной любви». Он может много выражать, не сказав при этом ни слова! И все так точно и чисто. Я считаю этот фильм созвучным нашему времени, потому что…

Джонни: И история в фильме интересная и современная.

- Да, у него глаза - основной инструмент.

Тим: Они у него, наверное, как у рыбы - у золотой рыбки.

- Как пришла мысль о голосе Суини?

Джонни: Голос Суини…Я делал ударение на Ист-Энд. Мне надо было, чтобы голос был как у рабочего парня из Ист-Энда.

- Когда я услышал этот голос, он напомнил мне Девида Боуи.

Тим: Да? Как интересно.

Джонни: Приятно, что люди находят такое сходство с Девидом Боуи. И если кто - то подумает, что я специально старался быть похожим на него, то могу сказать честно, что я не стремился к этому. Когда я услышал свое собственное пение, оно скорее напомнило мне голос и манеру лишь одного человека - Энтони Ньюли.

- А ты знаком с репертуаром Ньюли?

Джонни: Конечно, знаком.

Тим (поворачиваясь к Джонни): А они не заметили сходства с Игги Попом?

Джонни: Игги - это вроде преступника в панк-роке.

- А тебя не просят спеть снова?

Джонни: Нет. Да это и ни к чему. Нет повода.

- Но ты, же умеешь петь, так ведь?

Джонни: Я пел по просьбе Тима и только для фильма. Я рад, что у меня неплохо получилось. Надеюсь, что в другой раз тоже получится.