Тим Бертон на открытии выставки в Лос-Анджелесе

Lizzy (Johnny-Depp.org): Вы чувствуете, что ваши работы завершили полный цикл с этой выставкой?

- Длинный путь от Cal Arts, если быть точным. Выставка, полная работ, созданных за довольно приличный отрезок времени.

- Какое значение эта выставка имеет лично для вас? Что вы хотите с ее помощью донести до людей?

- Это похоже на завораживающее путешествие в самую бездну моей памяти. Для меня это способ размышлять и философствовать. Если люди не убегут сразу, а возьмут что-то полезное для себя, что ж, я буду только рад.

- Что в вашей работе важно для подрастающего поколения? Можете описать в двух словах?

- Когда я сам был молодым, такие люди, как Винсент Прайс помогали мне не сломаться и продолжать свой путь. Для детей 60-х, живших в пригороде, он был как глоток свежего воздуха. Мы имели возможности наблюдать за его интересной драматической игрой, мы могли следить за неутихающим фонтаном его чувств и эмоций, которые были нам очень близки. Я очень надеюсь, что мое искусство тоже стало для кого-то своеобразной отдушиной, возможностью слиться с другим миром, научиться чему-то новому. Если это действительно так, то большего и желать нельзя.

- Вы сейчас ощущаете себе скорее художником? Наверно это оттого, что вы какое-то время работали в студии Диснея?

- Иногда меня очень тянет снова рисовать. Для меня это способ отвлечения от всего, что связано с моей основной работой, а так же возможность углубиться в себя и размышлять. Это минуты единения с самим собой. Иногда это спасает от депрессии.

- Изменилось ли ваше отношение к персонажам в связи с тем, что у вас родилась дочь?

- Существенно ничего не поменялось, разве что с некоторых пор стал смотреть какую-то несуразную хрень, на которую раньше бы и внимания не обратил.

- В настоящее время вы работаете над очередным вашим проектом «Мрачные тени». И как всегда на съемочную площадку вас сопровождает ваш верный Санчо-Пансо – Джонни Депп. Расскажите историю вашего знакомства.

- Я всегда чувствовал некую связь с ним еще до того, как мы познакомились. Это ощущение резко усилилось, когда я впервые его увидел. В тот момент меня словно пронзило: «Да это же мой Эдвард!». Дело в том, что тогда я как раз разыскивал актера на главную роль в фильме «Эдвард Руки-ножницы». Я долго не мог определиться с выбором, потому что все, кого я пробовал, мне казались не такими. Что касается Джонни, он мне показался самой подходящей кандидатурой. С тех пор мы сделали с ним семь фильмов и не собираемся останавливаться на достигнутом. Мы с ним понимаем друг друга с полуслова, даже научились общаться без помощи слов, что значительно экономит время. Мы с ним замечательно сработались, и я очень надеюсь, что так будет продолжаться и дальше.

- Расскажите о «Мрачных тенях»? Как продвигается ваша работа?

- Мы же только начали, поэтому еще трудно сказать что-либо определенное. Мы стараемся найти верный тон, это как в музыке. Не знаю, насколько нам это удастся, время покажет.

- Вы не собираетесь делать этот фильм в 3D. Почему?

- Мне понравился результат с «Алисой», но это вовсе не означает, что после этого положительного опыта мы начнем все последующие фильмы выпускать в три-дэ. Каждый фильм требует индивидуального подхода, их нельзя подогнать под единый стандарт. Что хорошо для одной картины, совершенно не подходит для другой.

- Многие люди отзываются о Джонни как о человеке, с которым им комфортно работать. А что скажете Вы? Вам комфортно с ним на съемочной площадке?

- Дело не только в комфорте. Мы с ним движемся в одном направлении, используем в своей работе одни и те же методы, у нас во многом совпадают взгляды. Все это делает наше совместное творчество очень продуктивным. Еще этот наш бессловесный метод общения, позволяющий экономить до 90% времени… Как я уже говорил, между нами существует связь, которая имеет большое значение для нас обоих. И конечно нам комфортно работать друг с другом. Если бы это было не так, наше сотрудничество давно бы прекратилось.

На правах рекламы:

тонировка стекол автомобиля киев цена фото