Суини Тодд как эротическая идея

Джонни: Он приехал много лет назад…он принес...

С Хеленой, да?

Тим (недовольно): Да.

Джонни: Шесть лет назад он приехал ко мне домой. Я жил со своей семьей на юге Франции. И дал мне… привез мне компакт-диск с саунтреком «Суини Тодда». Я, конечно, поблагодарил его, но послушал не сразу, немного позже. Хотя это было интересно, но все, же не то, что я мог бы ожидать от Тима - что-то грандиозное оперного типа. Поэтому некоторое время, может лет, пять, мы не возвращались к этому вопросу.

Тим: Это как тушеное мясо.

Джонни: Да, на медленном огне.

Тим: Когда я конкретно спросил у него, интересен ли ему этот проект, он ответил: « Да, я думаю, что все получится». И этого было достаточно для меня, потому что я знаю Джонни, он никогда не согласился бы, если бы знал, что не сможет этого сделать. А когда спустя два месяца он прислал мне результат своей работы, я был в восторге. Он смог привнести что-то свое, новое, и это сразу же стало его личным. Я был очень взволнован, и это было поразительно.

Джонни: Это было страшно, потому что я был музыкантом, а не певцом. Это несколько разные вещи, поэтому я не был уверен, что у меня получится петь. Я понимал лишь сам процесс, но никогда не пел. Единственное, что оставалось, так это взять микрофон и попробовать петь. Как - будто закрыл глаза и прыгнул в пропасть. И это было счастье. Нет, я не думал о себе, как о великом, но в один прекрасный момент я понял, что у меня может получиться, и что я могу сказать об этом Тиму. Я сразу же позвонил ему и сказал, что все будет очень хорошо, что все получится.

Тим: Если ты не профессиональный певец, ты вносишь в пение что-то такое новое, свое, идущее изнутри. Это как бы на другом уровне - совершенно другое и интересное. Именно так получилось у Джонни в этом мюзикле: эмоционально, глубоко, волнующе. Такого не увидишь на сцене у профессионалов.

Джонни: Сложно то, что здесь много слоев должно слиться воедино - это и блестящая музыка, и мелодия, такая выразительная, эмоциональная, и стихи, и сама история, наконец. И хотя ты в курсе того, что происходит, ты, как актер, должен еще и петь долго и громко. И это страшит, потому что ты не можешь от этого никуда спрятаться. Просто не можешь.

Тим: На тебя смотрел я и еще человек 50 вокруг.

Джонни: Да, ты видел. Так что никакой возможности спрятаться.

Тим: К пению можно прибавить еще и кровь, которая разбрызгивается кругом. В фильме действительно было поставлено много сложных задач.

Джонни: Мы с Тимом во время нашей первой беседы о Суини и об остальном.…Для меня…для нас обоих идея с этим парнем была, очевидно, эротичной.…Этот персонаж делает всех жертвами и любит отбирать жизни. На протяжении многих лет он не может смириться с тем, что его сослали. Он считает это несправедливостью, и одержим желанием отомстить своим обидчикам. Эта идея захватывает его мысли, эмоции полностью. Только это неуемное желание мстить и оживляет его, подталкивая к действиям, хотя в сущности своей он уже мертв. Возникает вопрос: сошел ли он с ума от поглотившей его мести? (смотрит на Тима) Мне кажется, нет.

Тим: Он трагичен. Именно на его трагичность мы и делали акцент. Актеры хоррор-фильмов - Лон Чейни, Борис Карлофф, Питер Лорри - о которых мы часто говорили, могли очень хорошо улавливать трагичность и несправедливость ситуации и трансформировать это в образ. Такие персонажи способны видеть только одно и не способны видеть вокруг. У этих персонажей туннельное видение. Поэтому здесь главное - это трагичность персонажа, а не его безумие.

Тим: когда я работаю с Джонни, такое впечатление, что я работаю со многими актерами. Каждый раз он разный, новый для меня. Мне кажется, что я знаю его со всех сторон, но начинается работа - и передо мной новая личность. Каждый раз это интересно, свежо, как в этом фильме, где он кроме всего прочего, добавляет пение, и таким образом как бы переходит на другой уровень. И каждый раз это удивительно для меня.

Джонни: Если говорить обо мне.…Когда Тим мне позвонил в тот день и сказал.…Вообще, я люблю, когда мы с Тимом говорим о чем - то и не упоминаем никаких названий или сценария. И всякий раз я с волнением жду этого момента. Это один из самых лучших моментов в моей жизни. Сам процесс так заряжает меня энергией! Это такое комфортное чувство - как вернуться к себе домой! И это здорово! Тим во многом восхищает меня как друг, но если говорить о нем как о режиссере - то это настоящий, бескомпромиссный художник. В наши дни это очень редкое явление в кино. И когда он звонит мне - я просто счастлив!

На правах рекламы:

• Для вас в нашей организации услуги по таможенному оформлению грузов предлагаем всем желающим.