Ток-шоу Чарли Роуза, 1999

Тим, во время просмотра твоих фильмов, что я должен думать о тебе?

ТБ: Что, я ненормальный, и что у меня большие проблемы (шутя). Я вырос на фентези фильмах, которые были с виду вполне реальны, именно это откликалось во мне. Мне всегда нравилось фантазировать и развивать свою идею, связывать её со своими реальными чувствами. Поэтому, мне очень повезло, что я создаю фильмы и могу выплеснуть свои задумки и весь свой бред в очередное произведение (смеётся).

Ты на самом деле думаешь об этом, фантазируешь? Что в этом такого привлекательного, тебе нравится сама идея?

ТБ: Мне всегда нравился фольклор и сказки, за то, что они призваны показывать символы за образами. С виду они нереальны, но ты смотришь на них и пытаешься найти в них свою частичку реальности. Наверное, это происходит, потому что наша жизнь кажется нам безумной, сюрреалистичной. Меня всегда поражало то, что люди думают о себе, будто бы они нормальны или идеальны, хотя бы потому, что ничего нормального нет, нет даже такого понятия. Это удивительно. Я всегда пытаюсь донести эту философию в своих фильмах до зрителя.

Может, произведем психоанализ и выявим, откуда у тебя такие наклонности?

ТБ: Давай, я не против.

Ты можешь вернуться в прошлое, и сказать, что тебя впечатлило, будучи еще ребенком?

ТБ: Я вырос, на фильмах про монстров. Родители рассказывали мне, что я полюбил их ещё до того как научился ходить. Я чувствовал связь с ними и никогда не боялся их присутствия рядом, будь то фильм, игрушка, образ. Каждый человек, становясь старше, все больше тяготеет, к чему бы то ни было. Я связывал себя с ними. Возможно, одна из причин такой любви, это жизнь в Южной Калифорнии, здесь нет перепадов погоды, нет эмоций. Когда я видел монстров, я ощущал что я с ними одно цело, это было невероятно.

Твоя последняя работа, фильм - «Сонная лощина» - по мотивам новеллы Вашингтона Ирвинга.

ТБ: Как и любой ребенок, я рос с образом всадника без головы. Я разговаривал со многими людьми, и всем им без исключения, был знаком этот образ, но саму книгу – никто из них не читал. Это происходит как то бессознательно. Я смотрел популярный диснеевский мультик, в нем что-то есть, этот парень, без головы, определенно производит впечатление. Пожалуй, в этом фильме, мне понравилось именно противостояние с Икабодом – парнем который много думает и размышляет, то есть он весь в мыслях, весь в себе, весь в своей голове. Образ всадника- это бессознательный образ, поскольку люди почти всегда смотрят в глаза и делают выводы глядя на лицо, а тут нет ни того ни другого, потому это можно назвать стильным и опрометчивым шагом к успеху.

Меня интересует такой вопрос, имеют ли режиссеры отношение к трейлерам, монтируют ли они их, вот вы например принимали участие в сборке трейлера к «Сонной лощине»?

ТБ: Нет, этим занимались другие ребята, мы дали им немного отснятого материала, они повозились с ним и в итоге выдали отличный продукт, потому мне даже не пришлось браться за дело самому.

Расскажи мне о своём актерском составе, по мне он просто изумителен.

ТБ: Да, это так. Съёмки проходили в Англии, актеры у нас были самых различных национальностей, англичане, американцы и другие. Делали мы фильм все вместе – как одна семья. Потому и получился коктейль из различных стилей актерского мастерства. Все это так сюрреалистично, а в особенности момент, когда я вошел в комнату, и увидел всю команду вместе, я подумал что нахожусь во сне.

Это то, ради чего все и затевалось.

ТБ: Да! Просто, просто многие нередко думают, что я сосредотачиваю, всё свое внимание на визуальной составляющей фильма, а я даже об этом и не думаю, что это вообще такое? Актеры несут жизнь в этот проект, заставляют его существовать и выглядеть реалистично. Именно они заставляют тебя смеяться и плакать, волноваться за своих героев и сопереживать им, они привносят частичку света в этот забавный мир и делают его правдоподобным – это всё жизнь.

Позволь поинтересоваться, когда ты работал с Майклом Гемблом, в качестве режиссера, что ты делал? Режиссировал или просто наставлял на путь?

ТБ: Это были великие люди, впрочем, они и сейчас остались такими же. Они очень талантливы, ты даёшь им задание, они его выполняют, да так, что тебе потом остается только выбрать тот вариант, который больше нравится. Мы старались построить как можно декораций, вместо съемок на синем фоне с последующим монтажом. Это давало больше возможностей, больше реалистичности, великому актеру необходим эффект присутствия, а его невозможно получить с помощью одной только синей занавески.

Что ты думаешь о себе и Джонни Деппе?

ТБ: Я люблю актёров, которые на первое место выдвигают талант перевоплощения. Это одна из составляющих сторон сюрреализма и таких же фильмов. Когда ты видишь человека, который выдает себя всем телом, всей душой себя абсолютно за другого, и ты ему на самом дел веришь. Это неописуемое чувство, то что я испытываю работая над каждым своим фильмом. В фильме «Эдвард руки-ножницы» он не говорит, а вот противоположного персонажа просто невозможно заткнуть, это всё так контрастно и волнующе. Эти кадры несут в себе столько энергетики, и я её впитываю как губка, и выплескиваю в свои новые проекты – более совершенные, забавные и спонтанные.

Ты согласен с его мнением, о том, что вы видите всё иначе. То, что другие люди считают абсолютно нормальным, вы расцениваете совершенно по-другому.

ТБ: В начале пути, каждого человека наставляют на свой путь, его делят по категориям, и делают это те – кто находится рядом с ним. Ты знал об этом? Я не знаю, как воздействовать на это, всё происходит само собой, но себя странным я не считаю, это всё влияние общества, которое хочет видеть тебя таким- каким на самом деле ты не являешься.

Что-то вроде такого: «Смотрите, Тим идет…»?

ТБ: Абсолютно так. Ты, это уже совсем другой человек. Кто-то нормальный, а кто-то не очень. Всё это определяется в начале пути, тебя буквально насильно заставляют сделать выбор, причем ты оказываешься вовсе не участником игры, а её зрителем, который никак не может повлиять на ход событий. Многое вокруг кажется странным, оттого что ты постоянно думаешь: «Я не считаю себя странным, но люди говорят иначе». С этого момента, ты начинаешь видеть многие вещи под другим углом. Но я даже рад этому, поскольку считаю, что все, что со мной происходит – всё это реальность, это наша жизнь, порой странная, порой прекрасная.

Это и в самом деле ты.

ТБ: Я, в отличие от других, не считаю что мои фильмы мрачные, а все потому, что я отношусь к ним по-другому, смотрю с другой стороны. Мое мнение – жизнь, это смесь всего чего только можно, потому я люблю и юмор, и драму, и печаль и счастье, всё вместе. Я никогда не встречал человека, который выражал бы одно единственное чувство, всё мы состоим из этой смеси, и в определенный момент, это можно увидеть в каждом человеке.

Давай взглянем на эту сцену «мы видим Тима, который внимательно наблюдает за съёмочной площадкой», ты смотришь на происходящее действо позади камеры.

ТБ: Самое интересное здесь то, что ты не знаешь, что в итоге получится. Ты видишь комнату с множеством актеров, разнообразные костюмы, как это всё сочетается в динамике, и пытаешься управлять этим потоком – задавать нормальный ритм. Ты видишь, здесь пошел перебор, но все равно выглядит реально, а там, к примеру, уже выходит за поставленные рамки, и наступает очередь очередного дубля. Мне повезло, что я имею честь работать с такими замечательными людьми, которые могут без проблем перевоплощаться в любой образ.

Когда ты смотришь отснятый материал, что тебе чаще всего приходится испытывать, удовлетворение своей работой или волнение за возможные неудачи?

мТБ: Удовлетворение. У меня внутри словно эмоциональный барометр, но я полагаюсь в большинстве на самого себя. Всё эти эмоции, имеют свойство вводить твой разум в заблуждение, заставлять его вести диалоги с самим собой. Я полагаюсь на свои чувства, на то, как они реагируют на более правильное и реальное, я им доверяю.

Как-то раз ты обмолвился, что в кино есть моменты, которые словно были созданы именно для тебя. На каком фильме ты впервые испытал эти ощущения?

ТБ: На многих. Было много всего, на пример случаи с Винсентом Прайсом, они имеют огромное значения для меня, это был настоящее везение, настоящий глоток вдохновения, то чего мне не хватало, я буквально вырос на его фильмах. Он сыграл великолепную роль создателя Эдварда – всё это было чертовски эмоционально. Ты словно окунаешься во время. И ты думаешь: «О боже, ты это делаешь…». Это нечто, по ощущениям схоже с исполнением заветной мечты. Это волшебно и в тоже время тебя начинают одолевать сомнения, поскольку ты видишь то, чего другие люди не замечают, к примеру, освещение, это как фильм Феллини, это настоящая магия.

Ты с упоением смотрел фильмы с Винсентом Прайсом, восхищался им, а теперь ты и сам снимаешь фильм с его участием.

ТБ: Да, и это фантастика! Это настоящий сюрреализм! Это как если жизнь соединилась с твоей мечтой и понесла тебя по течению, навстречу новым свершениям.

Роуз тем временем предлагает посмотреть сцену из «Эда Вуда», в которой Эд, пытается рекламировать продюсеру студии, свой готовый фильм, идя при этом на любые хитрости.

ТБ: Это всё реальная жизнь (смех).

Теперь, спустя столько времени, у тебя есть выбор?

ТБ: Я понял, что, сколько бы ни прошло времени, легче не становится. Хотя я не отрицаю что «Большое приключение Пи-Ви» было самой лёгкой и к тому же достойно вознагражденной работой.

Это он принес тебе проект?

ТБ: Да, к тому времени я осилил только несколько короткометражек. Когда тебе везет, прием некоторое время постоянно, то другие начинают ждать от тебя чего-то более выдающегося. И потому становится всё сложнее. Внутри себя я понимаю, что абсолютно не важно, сколько восторженных отзывов ты получил, сколько премий упало на твоё плечо – все это не важно, поскольку на более высоком уровне, тебя по-прежнему рассматривают как неудачника.

Это тебя задевает?

ТВ: Ну,…многое что в моей жизни меня задевает.

Но тебя это не волнует, так ведь?

ТВ: Конечно, нет. Я обращаю на это внимание, только если это связано с тем, что ещё не сделано, но может стать таковым, если я приложу свои усилия. Это такой процесс, сложный и большой, как схватка двух титанов.

Ещё один вопрос. Если бы ты не был связан обязательствами со своей студией и создавал фильмы сам, что бы ты сделал сейчас, нечто иное?

ТБ: Нет. Мне крупно повезло, поскольку я попал в этот бизнес именно через студийную систему. Я работал в Диснее, и каждый фильм который мне доводилось делать, был независимым. Также меня радует то, что я чувствовал тягу, желание работать над каждым проектом с полной отдачей. Меня часто спрашивают, как я попал во все это, в эту индустрию, а я и не знаю, что ответить, это просто сюрреалистический процесс, в который мне повезло влиться. Самые большие проблемы, с которыми я сталкивался, заключались в том, что меня кто-то поддерживал, давал какое-то странное равновесие, хотя в нашей жизни равных сторон не бывает.

Какое место в твоей душе занимает «Битлджус»?

ТБ: Самое что ни на есть главное! После «Большого приключения Пи-Ви» мне предлагали только банальные голливудские сценарии, и когда я, наконец, получил этот, я не мог поверить, что кто-то действительно хочет снять фильм, без сюжетной линий, да без смысла, в конце концов! Актеры, задействованные в съёмках, были просто замечательные, Майкл Китон, Кетрин Охара – выдающиеся личности, я по настоящему наслаждался процессом, и по прежнему поражаюсь тому, как студия решилась на такое, дать добро этому неоднозначному проекту – но надо признать это было здорово.

Есть ли фильм, о съёмках которого ты мечтаешь больше всего?

ТБ: Я стараюсь не думать об этом. Ведь я не могу знать, что мне будет уготовано вслед за текущей работой, и к тому же перед каждым новым фильмом, ты стараешься отойти от предыдущего, сбросить с себя его энергетику, чтобы окунутся в новое и неизведанное.

Ты говорил, что это как семья…

ТВ: Да, эмоционально это так, когда ты завершаешь что либо, ты не знаешь, что будет с тобой, поэтому я пытаюсь заглянуть к себе в сердце, и исходить их своих образов, рисунков, эскизов, это заставляет меня оживиться, думать по новому, прислушиваться, интересоваться. Я пытаюсь развивать свои мысли из самого сердца, нежели терзаться в сомнениях и получать головную боль.

На правах рекламы:

создание сайта в киеве интернет реклама продвижение сайтов оценка сайта онлайн бесплатно

• Совсем недорого подготовка к егэ по русскому языку предлагаем всем желающим.