Расшифровка пресс-конференции в Лос-Анджелесе

- Что побудило вас сделать в 3D такой крупный проект, как «Алиса в Стране чудес»?

Тим: Просто «Алиса в Стране чудес» в 3D похожа на тот мир, который создал Льюис Кэрролл в своих произведениях - путешествия, размеры, пространство. Когда я стал размышлять не о фильме, а о мире Кэрролла, о тех вещах, которые там происходят, я понял всю мощь этого материала. До этого я знал о нем из музыки и музыкальных групп, и от художников, которые использовали его образы в своих работах. Если бы такое произведение было бы написано сейчас, то это было бы сногсшибательно, поэтому 3D как раз то, что нужно для такого мощного материала.

- Мы привыкли к другой « Алисе в Стране чудес», вы же привнесли много своего.

Тим: Было очень много версий, но ни одна мне не нравилась. В то же время не было ощущения, что мы ведем борьбу против какой-то одной версии. Мне понравилось то, что сделала Линда в сценарии: она смогла вместить в эту историю то, что так сильно повлияло на всех, в том числе и на меня. Это история о том, как можно понять вещи, которые происходят вокруг нас или с нами в нашей жизни, используя эти образы. Фантазия и реальность близки друг к другу и далеки, это одно, и в то же время совершенно разное. Как отделить их в собственной жизни или как ими пользоваться? Я и сам уже не знаю, что говорю.

- В чем причина, что сначала сняли в 2D, а потом конвертировали в 3D?

Тим: Если снимать нечего, то нет и смысла в 3D. Мы постарались сочетать разные техники: живую игру, анимацию, виртуальные декорации. Когда мы с Кентом Ролстоном снимали « Кошмар перед Рождеством» в 2D, потом конвертировали это в 3D, то сразу все стало ясно. С помощью всех этих вещей можно получить и хорошее 3D, и плохое; и хорошую конвертацию, и плохую. Мы заранее спланировали, потом на площадке свели вместе все элементы и получили новую технологию. Как оказалось на деле - новую и простую.

- Это ваш седьмой с Тимом фильм?

Джонни: Да, где - то так.

- Как вы отреагировали, когда Тим пришел к вам и сказал, что вы будете играть Безумного Шляпника? Почему вы согласились его играть?

Джонни: По правде говоря, я бы согласился и тогда, когда он сказал бы, что я буду играть Алису. Я смогу сыграть любого персонажа, которого Тим захочет мне дать. Но понятно, что Безумный Шляпник - это бонус, потому что задача была непростая - понять этого парня. Это похоже на мячик, который бросили в пустой комнате и стали смотреть, как он скачет туда - сюда. Задача состояла в том, чтобы найти в персонаже что - то такое, чтобы добавить истории и серьезности персонажу.

- Вы привнесли трагизма персонажу Безумного Шляпника, но в оригинале такого нет.

Джонни: Существует целая дилемма о Шляпнике. Откуда появилось выражение «безумен, как шляпник»? Какая перспектива ожидала его, если для того, чтобы делать шляпы, он использовал в клее отравляющую ртуть? Этот парень гипер - чокнутый, и мы подумали, что этому образу нужен какой - то противовес, т.е. другие стороны его темной души, на грани экстрима. Было интересно пытаться показать, как он переходит от одной грани к другой.

Тим: Мы делали этот фильм для Диснея, поэтому не очень заострялись на отравляющем аспекте, потому что такое плохо переводится в 3D.

- Согласитесь ли вы с тем, что карьера Джонни Деппа - это «Джонни в Стране чудес»?

Джонни: Да, я считаю, что мне крупно повезло. Моя работа в этом бизнесе - это что-то из серии сюрреалистичного. И я до сих пор удивляюсь, что мне еще дают работу, и я нахожусь здесь. Да, действительно «Страна чудес». Надеюсь, я ответил на ваш вопрос.

- Могли бы вы предположить заранее, что ваша карьера сложится именно так?

Джонни: Абсолютно, нет. Это невозможно предсказать, и я был без малейшего понятия, к чему я приду. После работы с Джоном Уотерсом над « Плаксой» и с Тимом над « Эдвардом Руки - ножницы» я почему то был уверен, что меня сразу же отбракуют. И хотя я уже осознавал, куда я хочу идти и с кем - я все равно был уверен, что меня выкинут. Но, к моему удивлению и к счастью этого не произошло, и я все еще здесь.

- У вас уже был совместный опыт. И на ваш взгляд, ваши личные и профессиональные отношения как - то отразились на «Алисе в Стране чудес?

Тим: Не могу сказать. Я не смотрел на него во время съемок, потому что он был похож на страшного клоуна. И мы избегали встречаться глазами. Мне нравится работать с Джонни. Он любит играть разных персонажей и не обращает на себя внимания. Я же люблю посмотреть на себя, мне так легче. К тому же он всегда попытается сделать что - то новое. Когда есть тот, кто готов все время удивлять - это здорово!

- Вы тоже так чувствуете?

Джонни: Как только мы с Тимом начинаем что-то, я начинаю волноваться, что на этот раз не смогу сделать ничего нового и говорю себе: « Господи Иисусе, неужели вот так все закончится, и я разочарую Тима?» Потом я очень стараюсь сделать так, как еще не делал раньше. Это нравится Тиму, его это вдохновляет на более качественный подбор персонажей.

- Вы смогли создать большое количество чудесных персонажей. Когда вы стараетесь привнести что - то новое, например, все тот же Безумный Шляпник, вы можете взять что - нибудь из своих прошлых работ или никогда не повторяетесь?

Джонни: Иногда. Так мне приходилось играть английский акцент несколько раз. Это как бег с препятствиями, когда вдруг понимаешь, что препятствие такое уже было: «О, да это же, как внедриться в капитана Джеквилла!» И хотя встречаются знакомые задачи, все равно это все сложно, всегда есть опасность сделать что-то неправильно, и запросто «упасть в грязь лицом». Поэтому полезно для актера не забывать об этом и не расслабляться.

- Было ли в «Алисе в Стране чудес» что - то, чего вы не смогли выполнить технологически?

Тим: В этом фильме использованы все технологии. Никогда не надо концентрироваться на какой - то одной технологии. Живая актерская игра или чистая анимация - это лишь новые инструменты, с помощью которых и достигается то самое большее, чем возможно. При этом важно не вовлекаться в технологию настолько, чтобы потерять художественную глубину, ведь мы делаем фильм, а не технологию.

- Вы согласитесь на следующий проект, в котором будут костюмы с множеством датчиков - карманов, как в «Аватаре»?

Джонни: Не знаю. Смотря какого цвета будут костюмы. Если черные, то подойдут к моим глазам. Но, вообще, мне все равно - я могу надеть все что угодно. Это так и есть. Можете посмотреть на меня.

- Какие персонажи, созданные вами обоими, нравятся вашим детям?

Джонни: Нравятся моим детям.…Я думаю - «Эдвард Руки - ножницы». Для них это трудно, потому что они связывают меня, их папу, с тем персонажем, который в фильме. Это трагический персонаж, и я думаю, что дети чувствуют его одиночество, изолированность, потому что громко плачут. Им пока трудно разобраться во всем этом.

Тим: А мои дети не любят мои фильмы. Они еще маленькие и не понимают того, что я делаю. И, поскольку я и сам зачастую не знаю, что я делаю, я не могу объяснить своему взрослеющему сыну этого.

- Одним из ярких, запоминающихся моментов в фильме - это танец счастья. Уникальная и запоминающаяся вещь в этом фильме. Он вошел в ваш персональный репертуар?

Джонни: Нет. Танец счастья - это то, что Тим видит и воспринимает по-особенному.

(Тим кладет руку на плечо Джонни)

Тим: Нет, Джонни не может этого сделать сейчас. У него травма. И потом должны быть соответствующие условия, правильная музыка и так далее.

- Вы приготовили что - нибудь лично? Например, зеркала? Много зеркал и что - то другое?

Джонни: Нет.

Тим: Только дым и зеркала.

Джонни: Все, что касается зеркал, мы делали с дублером. А сам я стараюсь всяко избегать зеркал.

Тим: Признайся, что Фреда Астера ты бы не спрашивала об этом? Правда, а?

- Нет, стала бы.

Тим (снова кладет руку на плечо Джонни): Видишь ли, он может сделать свой фадервакин без свидетелей. Он любит это. И мы все тоже.

- Создается впечатление, что вы хотите пройти через всю каноническую литературу 19 века.

Джонни: Следующим моим проектом может стать « Гашишееда». Во всяком случае, мне бы этого очень хотелось.

- Что вам, как художнику, особенно нравится в этом периоде времени?

Джонни: О, я очень люблю его. Люблю Джеймса Барри и его замечательных персонажей, им созданных, Льюиса Кэрролла, французскую литературу, а так же Эдгара Аллана. Тим говорит про Льюиса Кэрролла, что ты не просто открываешь книги, ты открываешь « Цветы зла», а когда начинаешь читать, ты воспринимаешь это, как только что написанное. И это восхитительно! Я люблю писателей 19 века. Их произведения всегда актуальны и не имеют временных ограничений. И это невероятно.

- Вы можете сказать, когда вы по достоинству оценили эту книгу? Не помешал ли правильный английский язык на ваше понимание этой книги? Повлияла ли она на вас? Если да, то каким образом?

Тим: в Бербанке, откуда я родом, ничего не знали про книгу « Алису в Стране чудес». Только из Диснеевского мультфильма, клипа тома Петти и Джеферсона Аэроплана. Позже, я поближе познакомился с ней, благодаря музыке, культуре, художникам, писателям, которые использовали эти образы в своих работах. И когда я погрузился в эту книгу, я понял ее силу, мощь, и тогда это осталось со мной.

- Что вы хотели бы добавить?

Джонни: Я тоже пристрастился к длинным шеям. Это смешно, но я не могу вспомнить, когда и при каких обстоятельствах эта книга вошла в мою жизнь. Я только помню, что когда мне было лет пять, я читал « Алису в Стране чудес». Но что самое удивительное, так это то, что все знают персонажей из этой книги, независимо от того, читали они ее или нет, и даже ссылаются на них. А незадолго до того, как мне позвонил Тим, я как раз перечитал «Алису в Стране чудес» и «Через зеркало». Вот такая ирония судьбы.

Что меня потрясло, так это странные, маленькие персонажи, загадочные и занудные, которых забросило туда. Они меня одновременно очаровали и заинтриговали своими вопросами, у которых нет ответов, заявлениями, которые не понять: « Я исследую вещи, которые начинаются на букву М». Это побудило меня провести собственное расследование, в ходе которого я выяснил, что обозначает буква М - это ртуть (mercury). Или: « почему ворон как письменный стол?» На самом деле это очень важно для персонажей. Если мне придется когда - нибудь снова перечитать « Алису в Стране чудес», я уверен, что найду там опять много нового. Так будет происходить постоянно.

- Насколько близко создание « Мрачных теней» - на подходе или на горизонте?

Джонни: Я думаю, что очень близко. Во всяком случае, надеюсь на это. Не зря же мы так упорно работали над этим.

На правах рекламы:

Доставим железной дорогой шины в Орск

Керосин на сайте НК Союз